Новости
Князь Николай Романов: Европа не очень хорошо понимает, что означает исторически быть под турецким игом сотни лет

Фокус: Ваше Высочество, князь Николай, какие воспоминания есть в Вашей семье о войнах России и Османской империи и конкретно о Русско-турской войне 1877-1978 гг., которую в Болгарии называют Освободительной?

Николай Романов: Как удивительно, что все мои четыре прадеда участвовали в этой войне. Конечно, для нас, русских, Русско-турецкая война, которая оконачательно освободила от турецкого влияния христианские страны Балкан, для нас, русских, имело очень глубокое значение, т.е. помочь нашим православным братьям, которые были  придавлены турецкой властью. Страны, которые более всего были под турецким игом, это, конечно, Болгария и Греция. Другие страны были как-то более в стороне. Но Болгария и Греция были две главные страны, которые нуждались в помощи со стороны России, как самой великой православной державы Европы. Я думаю и надеюсь, что у меня будет возможность приехать в Болгарию и познакомиться с этой страной, которая нам всегда была очень близка прежде всего из-за языка. Болгарский язык мне понятен всем русским. В то же время другие христианские языки для меня тяжелее. Я не смогу говорить по-болгарски, но я читаю совершенно свободно. И теперь, вы знаете, это все древняя история. Но древняя история продолжает иметь влияние и на нынешнюю историю. Дружба между одними странами и другими, традиционная дружба Болгарии и России, традиционная дружба Росии и Греции, это все имело большое значение в прошлом. А теперь это далекая история, но она все-таки имеет свой вес и значение. И поэтому война за Освобождение Болгарии для меня как бы семейная война, потому что все мои четыре прадеда Николай Николаевич, Николай I Черногорский, граф Иларион Иванович Воронцов-Дашков и граф Сергей Дмитриевич Шереметьев воевали на Балканах в Болгарии против турок. Все четыре мои прадеда были там, так что история болгарской освободительной войны остается мне очень близкой.

Для меня Болгария – это что-то очень близкое и в то же время далекое. Болгарские отношения с Россией не были всегда простые. Это было довольно трудное политическо положение. Тут влияла Австрия, Англия, влияли большие европейские страны. Когда мы вступили в войну против Турции и добились Сан-Стефанского мирного договора, все, что мы смогли получить полезного для России и главное, для Болгарии, было остановлено европейскими странами. Берлинский конгресс практически уничтожил положительные результаты войны России против Турции. Поэтому мы всегда чувствовали Болгарию как страну, которая была как наш младший брат. Младший просто по размеру. Россия  крупнее Болгарии, но это все-таки были братья. Греков, румын, православных сербов русский народ не чувствовал как братьев. В то время как болгар, мы всегда в России чувствовали, что они нам родственники.

Фокус: Как должны развиваться болгаро-русские отношения?

Николай Романов: Я не всегда думаю по линии того, как принято теперь думать правильно. Я все-таки думаю, что для восточных православных стран Европа не совсем то, что нам нужно. Европа не понимает достаточно хорошо, что такое балканские страны и что значит исторически быть сотнями лет под турецким игом. Поэтому я думаю, что наши восточные европейские страны должны меньше слушать советы Европы и думать своей головой. Не знаю понятно ли это, но это то, что я думаю.

Было бы хорошо, если бы в школах России и Болгарии изучались языки: русский язык в Болгарии и болгарский язык в Росссии. Скажем, чтобы в Болгарии могли бы выбирать говорить по-английски и по-русски. Или в России по-французски и по-болгарски. Чтобы был больше обмен знаний двух языков. Это приведет к сближению народов России и Болгарии.